Москва (495) 507-8793 Не могу дозвониться

Шесть шляп мышления Скачать


Автор: Боно Э.

Самое непосредственное! Ранее я упоминал, что эти шляпы призваны служить условно-рефлекторными сигналами, которые, согласно нашим предположениям, способны изменить баланс химических элементов в составе головного мозга.

Не менее важную роль при этом играет и возможность произвольно направить поток наших мыслей в то или иное сознательно выбранное нами русло. Если мы решаем прибегнуть к обычному образу наших мыслей, текущих, как правило, «неведомо куда», то мы обречены либо:

1) изо всех сил стараться «отбросить от себя» все эмоции – которые в этом случае, как раненый партизан, отступают «на заранее подготовленные позиции» и продолжают, теперь уже из укрытия, оказывать свое влияние на расклад событий, или же -

2) мы затравленно мечемся между «холодными доводами» рассудка и «дерзкой игрой» эмоций.

И так может продолжаться до бесконечности, точнее – пока у нас на то хватит сил. А хватит их ненадолго, поскольку мы не помогаем своему «мыслеварительному» процессу, а наоборот, препятствуем его протеканию. Ведь если для разных способов «думания» необходимы различные химические условия, то присущий нам смешанный тип мышления не позволит головному мозгу обеспечить хоть сколько-нибудь действенное управление нашим разумом.

Глава 6

НАЗНАЧЕНИЕ ШЕСТИ ШЛЯП МЫШЛЕНИЯ

«…и как нам быть – надеть их или воздержаться?»

Первое достоинство шести шляп мышления заключается в том, что нам предоставляется реальная возможность сыграть чью-то роль. Основная ограниченность нашего мышления, как это ни покажется парадоксальным, обусловлена обеспечением защиты нашего «Я» от всяческих «столкновений» с действительностью, что приводит нас в практической жизни ко множеству ошибок и заблуждений. Оберегая свою целостность, наш ум часто склонен принимать новое за «неправильное». Благодаря использованию шляп мышления перед нами открывается возможность обменяться мнениями о таких вещах, о которых мы не могли бы и позволить себе «помыслить вслух» без этого спасительного головного убора. Шляпа мышления сродни костюму паяца, надев который мы получаем право паясничать от души.

Второе достоинство мыслеварительных шляп заключается в том, что с их помощью мы обретаем возможность управлять своим вниманием. Если ваше мышление готово не просто реагировать на происходящее, а способно на нечто большее, тогда у вас должен быть способ переключить свое внимания с одного объекта на другой и при этом рассмотреть предмет с шести разных сторон.

Третье достоинство шляпы мышления в том, что перед нами открывается возможность договориться с собеседником, прийти к согласию. Заключенная в шляпе символика очень удобна для того, чтобы в соответствующей форме попросить кого-нибудь (и себя в том числе) развернуть поток своих мыслей или направленность действий в другую сторону, а то и вовсе – «на 180 градусов влево». Вы можете попросить человека проявить уступчивость или, наоборот, посоветовать ему не идти у окружающих на поводу. Вы можете попросить его отнестись к делу творчески или, наоборот, отрешиться от бесплодных фантазий. Вы можете просто предложить ему высказать все, что у него «накипело».

Четвертое достоинство «шляпной» символики в том, что использование мыслеварительных шляп, по-видимому, влечет за собой установление определенного соотношения нейромедиаторов в составе головного мозга, о чем в общих чертах я упоминал в предыдущей главе. Я готов к тому, что некоторые из моих взглядов будут восприняты как не вписывающиеся в рамки науки в ее теперешнем состоянии, но запрос на создание теории самоорганизующихся систем подобную экстраполяцию оправдывает вполне.

Пятое достоинство шляп вытекает из возможности определить правила игры. Люди очень хорошо распознают, по каким правилам ведется та или иная игра. Изучение этих правил является одной из самых перспективных форм накопления знаний в детские годы, поэтому дети и выказывают себя столь сведущими специалистами в современных компьютерных играх. С помощью шести мыслеварительных шляп устанавливаются определенные правила «игры в человека, думающего именно так», или «игры в предлагаемый образ мыслей». Эта игра заключается в обретении навыка в составлении карты своего отношения к ситуации, что принципиально отличает указанный подход к решению вопроса от всем известной практики «ведения спора без правил».

Глава 7

ШЕСТЬ ШЛЯП – ШЕСТЬ МАСОК, ШЕСТЬ РАСЦВЕТОК

Какую шляпу на себя наденем, такую мысль в ней и породим

Каждая из шести мыслеварительных шляп имеет свой цвет: белый, красный, черный, желтый, зеленый, синий. Цвет шляпы определяет ее название.

Я мог бы обозначить разные типы мышления, используя древнегреческие термины. Многим, возможно, это бы понравилось. Но на практике запомнить подобные обозначения достаточно сложно, и для выполнения нашей задачи это ни к чему. Будем исходить в своей работе из названия шляп.

Прежде всего необходимо представить себе эти шляпы существующими реально. Для этого нужно использовать их расцветку. Как вы еще отличите одну шляпу от другой? Различие в форме запомнить трудно, цвет представить себе значительно легче.

Тем более что цвет каждой шляпы связан с ее назначением.

Белая шляпа. Белый цвет беспристрастен и объективен. В белой шляпе «варятся» мысли, «замешанные» на цифрах и фактах.

Красная шляпа. Красный цвет символизирует гнев, ярость и внутреннее напряжение. Вот и мы в красной шляпе будем отдавать себя во власть эмоций.

Черная шляпа. Черный цвет мрачный, зловещий, словом – недобрый. Черная шляпа покрывает собой все дурное – то, что страшится людских глаз.

Желтая шляпа. Желтый цвет солнечный, жизнеутверждающий. Желтая шляпа полна оптимизма; под ней живет надежда и позитивное мышление.

Зеленая шляпа. Зеленый цвет – это цвет свежей листвы, изобилия и плодородия. Зеленая шляпа символизирует творческое начало и расцвет новых идей.

Синяя шляпа. Синий цвет холодный; это – цвет неба. Синяя шляпа связана с организацией и управлением мыслительным процессом, а также с применением шляп других расцветок.

Запомнить назначение каждой шляпы будет проще, если вы усвоите ее цвет и вызванные им ассоциации. За цепью ассоциаций в памяти всплывет и предназначение конкретной шляпы. А еще вы можете запомнить эти шляпы попарно:

Красное и белое

(Кровь на снегу)

Черное и желтое

(Подсолнух; нарциссы на мокром асфальте)

Зеленое и синее

(Небо над травой)

В жизни мы всегда соотносим шляпы с их цветом и никогда – с их назначением. Тому есть веские основания. Если вы попросите кого-нибудь выразить свои чувства в связи с каким-либо конкретным событием, то, скорее всего, не получите прямого, искреннего ответа, поскольку люди привыкли считать, что выражать свои чувства не следует.

А вот терминология цветовых окрасок никакой эмоциональной нагрузки на себе не несет. Выражение «красная шляпа» – совершенно нейтрально. И потому вам гораздо легче попросить человека «снять на минуту красную шляпу», нежели обратиться к нему с просьбой обуздать свое раздражение.

Цвета беспристрастны. Обмен мыслями на уровне оперирования терминами, а не эмоциями, превращается в определенного рода игру, протекающую в рамках установленных правил, а не в словесный поединок, «победитель» в котором определяется по числу нанесенных сопернику оскорблений.

Если круг вашего общения составляют люди, не читавшие эту книгу и потому не понимающие символики шести мыслеварительных шляп, то у вас имеются все основания разъяснить им суть этой символики и скрытые возможности каждой шляпы, после чего вы можете предложить им прочесть эту книгу. Чем больше людей узнает об этом методе, тем большую действенность обретет его широкое применение. В результате мы получим возможность безболезненно разрешать все наши проблемы в любой ситуации и при любом окружении людей – и хорошо знакомых между собой, и не очень.

Глава 8

ШЛЯПА – БЕЛАЯ КАК СНЕГ

Языком холодных цифр, опираясь на голые факты

Можете ли вы сыграть роль компьютера?

Я просил вас представить мне факты, а не продемонстрировать чувства.

Не надо никаких объяснений! Мне нужны от вас только цифры!

Конкретнее, пожалуйста. Факты представьте мне, а эмоции оставьте для своей супруги.

Компьютеры пока не обладают способностью чувствовать, но если мы хотим, чтобы эта машина обрела разум, близкий нашему, мы должны наделить ее эмоциями. В «общении» с компьютером мы рассчитываем на то, что по первому нашему требованию он изложит нам только сухую информацию – цифры и факты. Мы вовсе не склонны предполагать, что в ответ на наши запросы «этот ящик» примется с нами спорить и отстаивать свое «мнение», изложенное языком цифр.

В спорах вообще слишком часто фигурируют цифры и факты. Как правило, к ним обращаются с какой-то конкретной целью, когда нужно кого-нибудь в чем-нибудь убедить, разубедить или переубедить. Именно поэтому, являясь частью спора, цифры и факты не могут оставаться «беспристрастными свидетелями» нашего обмена мнениями; они непременно выступают «на чьей-либо стороне».

Вот почему нам так часто становится необходим лозунг, «переключающий» наше мышление на «режим работы компьютера»: «Пожалуйста, только факты – без доводов».

К несчастью, люди, придерживающиеся западного склада мышления с его склонностью к спору, предпочитают сначала сделать вывод, а затем подбирать факты в его обоснование. И напротив, тип мышления, уподобленный составлению карты, который я так настоятельно рекомендую использовать всем и каждому, требует от нас вначале составить карту местности, а затем выбрать на ее основе маршрут. Для этого цифры и факты нам необходимо накопить еще до начала рассмотрения какого-либо вопроса.

Таким образом, настрой мыслей, определяемых белой шляпой, – удобный способ обмена цифрами и фактами, представляемыми объективно и беспристрастно.

Однажды в суде Соединенных Штатов слушалось беспрецедентное по своим масштабам антимонопольное дело, возбужденное против корпорации IBM. В конечном итоге дело было прекращено, и в основном потому, что вскоре стало понятно, что США остро нуждаются именно в такой, как IBM, мощной фирме, способной составить конкуренцию высокоразвитой и прекрасно организованной японской электронной промышленности.

Но была и еще одна причина для закрытия дела: корпорация IBM представила судебным исполнителям так много материалов в свою защиту – если я не ошибаюсь, в общей сложности что-то около семи миллионов страниц документов, – что судебная комиссия оказалась просто не в состоянии справиться с таким объемом информации.

Если по ходу судебного разбирательства судья умирает, то слушание дела возобновляется, только когда того требуют особые обстоятельства. А поскольку на должность судьи может быть назначен лишь человек, достигший определенного возраста и накопивший достаточно жизненного опыта, то существовала большая вероятность того, что любой из нынешних судей просто «не дотянет» до окончания дела – «умрет на своем посту». Таким образом, для ведения этого дела пришлось бы назначить самого молодого судью, чтобы он занимался им до конца своих дней.

Смысл этой истории в том, что на предъявленное вам требование представить «цифры и факты» вы можете ответить таким объемом информации, что проситель будет не в состоянии его переварить.

  • Вам нужны цифры? И факты?! Хорошо (бранные слова, безусловно, следует опустить), вы их получите. Вы получите их все!

Подобное заявление достойно понимания и всяческого уважения, поскольку стремление упростить подход к решению задачи всегда воспринимается как попытка подтасовать факты. Но добросовестность в этом вопросе – или принципиальность, демонстрируемая под лозунгом «Ах, так? Ну, ты у меня получишь! Не обрадуешься!» – способна превратить скудные строки необходимых цифр в безбрежное море информации.

Чтобы «не захлебнуться» в этом объеме сведений, человек, который предлагает «прибегнуть к помощи» белой мыслеварительной шляпы, должен уточнить, что именно он хочет узнать.

  • Давайте-ка наденем белые шляпы мышления и подумаем в них о проблеме кадрового обеспечения нашего предприятия.

  • Теперь, когда вы уже надели свою белую мысле-шляпу, представьте мне сведения о выпускниках этой школы и об их трудоустройстве через шесть месяцев после ее окончания.

Формулирование соответствующих уточняющих вопросов является частью обычного процесса поиска информации. С наибольшей наглядностью это проявляется в действиях юристов или работников следственных органов, проводящих, в частности, перекрестный допрос подозреваемых. В идеале свидетелю не мешало бы «надевать» белую мыслеварительную шляпу всякий раз, когда он занимается своими служебными обязанностями. Судьи и присяжные заседатели, вероятно, также сочли бы выражение «белая шляпа мышления» вполне для себя приемлемым и отражающим самую суть их профессионального долга – опираться только на цифры и факты.

– Я ведь уже говорил, что он вернулся домой в половине седьмого утра, потому что всю ночь играл в карты.

– Мистер Джонс, действительно ли вы видели подсудимого играющим в карты ночью 30 июня или говорите об этом с его слов?

– Сам я его не видел, Ваша Честь. Но он ходит играть в карты почти каждую ночь!

– Хорошо. Мистер Джонс, а если бы вы надели белую шляпу вашего мышления, как бы вы ответили на мой вопрос?

– Я бы сказал только одно: я видел, что 1 июля подсудимый вернулся домой в шесть тридцать утра.

– Спасибо. Вы можете быть свободны.

Следует отметить, что в зале заседаний следователь и адвокат всегда стараются склонить суд к принятию их доводов по поводу рассматриваемого дела. В связи с этой задачей их вопросы и ответы строятся таким образом, чтобы обеспечить подтверждение своих доводов и разрушить линию аргументации противной стороны. Это, разумеется, совсем не подходит для образа мыслей, формирующихся «под сенью» белой шляпы. А вот судебным заседателям она подходит более чем кому-либо. Роль судьи предполагает беспристрастность и незаинтересованность в исходе дела, то есть она сродни функциям компьютера в рассмотрении всех поставленных перед ним задач.

В законодательной системе Дании нет присяжных заседателей. Обязанности по определению меры нарушения правопорядка возлагаются на трех судей или их помощников, которым в ходе судебного заседания фактически надлежит составить карту своего отношения к рассматриваемому вопросу и после этого перейти к вынесению приговора. В Англии и США судебное заседание проводится совершенно иначе, и функции судьи здесь заключаются в обеспечении порядка представления свидетельских показаний и организации выступления лиц, представляющих сторону обвинителя и адвоката.

Таким образом, любому человеку, готовящемуся задать вопрос и получить на него точный ответ, необходимо убедиться в том, что он не забыл надеть белую шляпу мышления. Подумайте, чего вы на самом деле больше хотите – получить от собеседника конкретные, точные сведения или отстоять перед ним какую-то мысль, созревшую у вас в голове?

– В прошлом году продажа мяса индейки в США увеличилась на двадцать пять процентов благодаря возросшему у людей интересу к сохранению собственного здоровья и к диетическому питанию. Недаром индюшатина считается более «легким» мясом.

– Мистер Фитцлер, будьте добры надеть белую шляпу. Давайте оперировать только фактами. Увеличение объемов продажи мяса индейки на двадцать пять процентов – это факт. Остальное – ваши домыслы.

– Нет, сэр. Исследование рынка показывает, что люди предпочитают покупать мясо индейки потому, что в нем содержится меньше холестерина.

– Хорошо, значит, мы располагаем двумя фактами. Факт первый: в прошлом году продажа мяса индейки увеличилась на двадцать пять процентов. Факт второй: по данным исследований рынка сбыта продукции, люди считают, что, покупая мясо индейки, они проявляют заботу о своем здоровье.

Используя белую шляпу мышления и соответствующий ей образ мыслей, в оперировании точными данными можно достичь высоких результатов. При этом общая направленность вашей роли будет заключаться в стремлении к накоплению достоверной информации. Это достаточно трудная задача, и потому не вызывает никакого сомнения, что исполнение роли в белой шляпе требует значительного уровня мастерства – возможно, даже большего, нежели иные перевоплощения.

– Существует тенденция к увеличению числа женщин, курящих сигары.

– Это не факт.

– Это – факт. У меня есть подтверждающие его цифры.

– Ваши цифры показывают, что с каждым годом в течение последних трех лет число женщин, курящих сигары, возрастало по сравнению с данными за год предыдущий.

– Разве это не тенденция?

– Возможно. Но в данном случае это – объяснение. Для меня тенденция означает нечто происходившее прежде и обещающее продолжать развиваться в том же направлении в будущем. Цифры – это факт. Но количество курящих женщин могло увеличиться просто потому, что они стали испытывать большее беспокойство. Или же за последние три года производители сигар не поскупились потратить солидную сумму на рекламу своей продукции. Первое объяснение можно рассматривать как тенденцию с весьма незначительной долей вероятности. Степень тенденциозности второго объяснения значительно ниже.

– Просто я использовал слово «тенденция», чтобы описать рост числа женщин, курящих сигары.

– Слову «тенденция» можно было найти более точное применение. В данном же случае уместнее было использовать беспристрастность мышления в белой шляпе и сказать: «За последние три года цифры показывают увеличение числа курящих женщин». После этого мы можем начать обсуждение этого факта, стараясь выяснить, что это означает и с чем может быть связано.

В этом отношении мышление в белой шляпе побуждает человека к установлению четкого разграничения того, что является фактом, а что – экстраполяцией или объяснением.

Можно себе представить, какие трудности с мышлением в белой шляпе возникали бы на каждом шагу у политиков.

Глава 9

ОБРАЗ МЫСЛЕЙ В БЕЛОЙ ШЛЯПЕ

Факты и суждения: по разные стороны барьера

Это факт или возможность?

Это факт или выражение уверенности?

Какие еще есть факты на этот счет?

Теперь мы можем вернуться к утверждению, которое я выразил в начале книги относительно скульптуры роденовского «Мыслителя», установленной на площади в Буэнос-Айресе. То, что я был в Буэнос-Айресе, это – факт. Факт, что гид показывал мне статую роденовского творения. Факт, что он считал выставленную на площади скульптуру подлинником. Вероятно, можно считать фактом, что все это происходило на площади перед зданием парламента.

Последние два «факта» могут оказаться недостоверными из-за «сюрпризов», преподносимых нам нашей памятью. Даже если мои воспоминания верны, ошибку мог допустить сопровождавший меня человек. Вот почему я начал изложение о своих впечатлениях с заявления «я убежден»: мне хотелось выказать доверие к своей собственной памяти и к памяти моего экскурсовода.

Многое из того, что мы называем «фактом», на самом деле служит простым проявлением нашей убежденности, сложившейся у нас в сознании на данный момент времени. Жизни свойственно пребывать в постоянном развитии. Все факты – рождающиеся и претерпевающие свое изменение с течением окружающей жизни – невозможно подвергнуть экспериментальной проверке. На практике мы чаще всего используем двухуровневую систему: факты, в которых мы убеждены, и проверенные факты.

Нет сомнений, что к фактам, в которых мы убеждены, необходимо подходить со строгой проверкой, призывая на помощь белую шляпу мышления; но подобным же образом нужно воспринимать и факты, отнесенные нами ко второй категории.

  • Мне кажется, я совершенно прав, считая, что

российский торговый флот занимает одно из ведущих мест в практике мировой торговли.

  • Я как-то прочел, что у японских предпринимателей уходит так много денег на оплату расходных счетов потому, что они отдают женам практически всю свою заработную плату.

  • Вы можете возражать мне сколько угодно, но я с полной уверенностью утверждаю, что новый «Боинг-757» производит гораздо меньше шума, чем все эти самолеты предыдущего поколения.

Возмущенный читатель, безусловно, имеет все основания указать мне на то, что эти «ни к чему не обязывающие» фразы позволяют их авторам делать заявления о чем угодно и затем с той же легкостью менять свою точку зрения на прямо противоположную. И в этом я с ним совершенно согласен.

  • Кто-то однажды мне говорил, будто ему доводилось слышать от «знающего человека», что Черчилль втайне выказывал свое восхищение Гитлером. Вы представляете?!

Подобные заявления – рассадник досужих вымыслов, сплетен и слухов. Это совершенно понятно. Тем не менее у нас должна быть возможность опираться на факты, в которых мы убеждены.

Здесь важно отдавать себе отчет в том, будем ли мы закладывать рассмотренный факт в фундамент наших дальнейших рассуждений. Нам нет необходимости подвергать каждое утверждение всесторонней проверке до тех пор, пока не потребуется гарантия его надежности. Вначале следует оценить, какие замечания могут представлять для нас безусловный интерес, и уже после этого обращаться к их строгой проверке. К примеру, если сведения о шуме, возникающем при работе двигателя самолета «Боинг-757», представляют для собеседников достаточно большое значение, тогда им, безусловно, надлежит перевести свои знания в этой области из категории «уверенность» в категорию «проверенный факт».

Основное правило образа мыслей в белой шляпе – не аргументировать без необходимости. Если утверждение выстроено на основе убеждения, его следует подкреплять цифрами и фактами. Помните о существовании двухуровневой системы подхода к тому, что составляет копилку наших знаний – факты, в которых мы убеждены, и проверенные факты.

Здесь мне хотелось бы еще раз повторить, что нашему мышлению в полной мере присуще обращение к вере, гипотезам и сомнениям. Без этого многие ныне проверенные факты до сих пор были бы скрыты от нас пеленой домыслов и догадок. Убеждение – вера в существование чего-либо; мнение – суждение, выстроенное на проверенных фактах.

А теперь мы подходим к рассмотрению очень сложной проблемы. Как определить, когда наши предположения становятся убеждениями? Я могу позволить себе предположить, что уровень шума работы двигателей «Боинга-757» значительно ниже, чем турбин самолетов прежнего поколения. И я убежден, что женщины курят сейчас больше именно потому, что у них появилось больше поводов для беспокойства.

Формы выражения наших умозаключений, как мы видим, отличаются одна от другой, но их соотнесенность с фактом остается прежней – весьма условной, оставляющей простор нашему воображению.

В связи с этим позвольте мне сразу сказать, что ваше «собственное мнение» для образа мыслей в белой шляпе ни в коем случае недопустимо; оно может разрушить целостность этого типа мышления. Вне зависимости от степени вашей уверенности ваше суждение остается только вашим «собственным мнением» – безусловно, имеющим право на существование, но только в качестве самого факта высказывания.

  • По мнению профессора Шмидта, создание летательного аппарата, приводимого в действие мускульной силой человека, остается невозможным.

В заключение хочу остановиться на правилах поведения, связанных с облачением в белую шляпу мышления. «Ношение» белого мыслеварительного головного убора налагает на человека определенные обязательства – обращаться в преподнесении своих суждений только к нейтральным формам их выражения. Такая форма выражения мыслей не предполагает их строгого соответствия фактам, но, безусловно, вполне позволяет использовать их в качестве отражения вашего личного мнения. Если же подобное утверждение претендует на статус проверенного факта, это может означать только одно: роль «носителя» белой шляпы исполняется человеком неверно.

Со временем разыгрываемая человеком роль «носителя белой шляпы мышления» становится его второй натурой. Научившись управлять течением своих мыслей, человек уже не станет предпринимать бессмысленных попыток изложить свою точку зрения исключительно с целью добиться «победы» в обмене мнениями с собеседником. Именно так формируется бесстрастная объективность ученого-исследователя, который занимается своими разработками без «задней мысли» использовать полученные сведения в собственных интересах. Задача составителя карты нашего отношения к ситуации заключается в том, чтобы этот документ получился достаточно точным и объективным.

Вот и носитель белой мыслеварительной шляпы представляет на всеобщее обозрение образцы своих умозаключений, как школьник, демонстрирующий приятелям коллекцию находок, собранную им по дороге в школу: разноцветные камешки, два голубиных пера и… лягушку.

Решим вопрос в «японском стиле»

Жаркие дебаты или полное единодушие.

Если никто не выдвигает идеи – откуда они берутся?

Главное в любом деле – составить подробную карту – план своих действий.

В отличие от жителей Америки и Европы, японцы по своей природе никогда не были спорщиками. Наверное, потому, что в традиционном укладе их жизни выражение несогласия воспринималось как проявление неучтивости, что несло с собой большую опасность для здоровья и дальнейшего благополучия. А может быть, присущее самой их натуре взаимное уважение не допускало возможности словесных нападок. Или культура Японии в своей основе не столь эгоцентрична, как западная: ведь спор чаще всего является только отражением противоречий, заложенных в нас самих.

Но наиболее убедительное, на мой взгляд, объяснение заключается в том, что культура Японии не подверглась влиянию тех греческих аналогов логических схем, которые были восприняты и развиты средневековыми монахами как средство доказательства неправоты еретиков.

Нам кажется странным, что японцы совсем не спорят; для них же представляется удивительным, что мы выказываем себя стойкими приверженцами жарких дискуссий.

Если обсуждение вопроса проводится по «западному образцу», то участники дискуссии садятся за стол переговоров с уже сложившейся точкой зрения и в большинстве случаев ясно себе представляя окончательное решение, которое они хотят положить в основу дальнейших действий. Дальнейшее обсуждение вопроса сводится к противостоянию различных точек зрения, и та точка зрения, которая «сумеет выдержать» все нападки критики, привлечет к себе наибольшее число сторонников.

В ходе такой дискуссии первоначальные идеи видоизменяются, совершенствуются, иногда принципиально меняя свои прежние очертания. Это похоже на процесс производства на свет мраморной статуи, зарождающейся в потаенных глубинах бесформенной глыбы, от которой постепенно отсекается все лишнее, пока плод совместных усилий не воссияет в своей окончательной красоте.

Когда наша цель – достижение согласия, приводимые противными сторонами аргументы не несут в себе догматичной «непоколебимости» решений. В творческом поиске нет победителей и нет побежденных. Результат должен в той или иной степени удовлетворять всех. В своем идеальном варианте процесс достижения всеобщего согласия за столом переговоров представляется мне сродни творению не мраморной, но глиняной скульптуры, в процессе рождения которой создается вначале проволочный каркас, постепенно обрастающий глиной.

Рассмотрение же вопроса в «японском стиле» изначально не представляет собой обсуждение каких бы то ни было альтернатив.

Представителям западного мира трудно понять, как это японские участники «намечающихся жарких дискуссий» усаживаются за стол переговоров, не имея в голове заранее готового ответа на рассматриваемый вопрос. Что они собираются обсуждать?!

А все достаточно просто: смысл творческого поиска японцев заключается в том, чтобы слушать друг друга.

Почему же в ходе подобных «прений» за столом переговоров не царит гробовое, «тягостно-зевотное» молчание, не несущее никакой перспективы для рождения новых идей?

Потому что каждый участник, когда наступает его очередь, надевает белую мыслеварительную шляпу и начинает излагать свое мнение, доводя до внимания слушающих свою часть подготовленной к рассмотрению информации. Совместными усилиями они составляют карту своего отношения к данному вопросу и намечают будущий «маршрут» своих действий. Когда карта составлена, каждому участнику переговоров ясен путь, по которому ему следует идти.

Я не говорю о том, что процесс поиска конструктивного решения должен быть завершен к концу встречи участников переговоров; он может растянуться на недели и месяцы. Но смысл совместного творческого поиска заключается в том, что никто не предлагает готового решения. При облачении собеседников в белые шляпы логического мышления накапливается нужная информация. В ходе дальнейших размышлений она постепенно перерождается в идею. Участники переговоров своим поведением всячески способствуют этому процессу.

На Западе принято считать, что идеи рождаются в процессе спора.

В Японии полагают, что идеи появляются на свет подобно росткам, пробивающим твердь неведения и обретающим конкретную форму благодаря совместным усилиям ухаживающих за ними людей.

В подходе к поискам ответа на вопрос и состоит основное различие между «западным» и «японским» способами получения информации. Рассматривая их нюансы, я стремился только обрисовать это различие, а не вторить тем, кто считает, будто все японское представляет собой верх совершенства и достойно всяческого подражания.

Мы не в состоянии изменить свою культуру. Значит, бессмысленно и пытаться в корне ее изменить. Но мы можем отыскать механизм, способный помочь нам взять верх над укоренившейся в нас привычкой подходить к рассмотрению вопроса именно так, а не иначе. Эту роль и призвана выполнять белая шляпа мышления. Нам стоит только сказать себе и своим партнерам в ходе обсуждения проблемы: «Давайте представим, что мы – японцы, и обсудим наши вопросы в японском стиле».

Я не хочу заниматься сейчас выяснением причин, почему японцы не проявляют большую изобретательность. Вполне возможно, изобретение чего-то нового нуждается в эгоцентричной направленности культуры, рождающей людей безжалостных и напористых, способных настойчиво претворять свою идею, почитаемую всеми окружающими полным безумием.

Люди западного склада ума оказались более подготовленными к ответу на это требование. Мы можем проявить больший практицизм, сознательно обращаясь к присущему нам латеральному типу мышления, о котором я уже говорил в других своих книгах и на рассмотрении особенностей которого я остановлюсь подробнее в главе о мышлении в зеленой шляпе.

В мире фактов, истин и «философических» воззрений

Насколько факт соответствует истине?

Страницы:

Получайте свежие статьи и новости Синтона:

Обращение к авторам и издательствам

Данный раздел сайта является виртуальной библиотекой. На основании Федерального закона Российской федерации «Об авторском и смежных правах» (в ред. Федеральных законов от 19.07.1995 N 110-ФЗ, от 20.07.2004 N 72-ФЗ), копирование, сохранение на жестком диске или иной способ сохранения произведений, размещенных в данной библиотеке, категорически запрещены.
  Все материалы, представленные в данном разделе, взяты из открытых источников и предназначены исключительно для ознакомления. Все права на статьи принадлежат их авторам и издательствам. Если вы являетесь правообладателем какого-либо из представленных материалов и не желаете, чтобы ссылка на него находилась на нашем сайте, свяжитесь с нами, и мы немедленно удалим ее.

Добавить книгу

Наверх страницы

Наши Партнеры