Позитивная психология

Позитивная психология — отрасль психологического знания и психологической практики, в центре которой находится позитивный потенциал человека (как индивида и в качестве члена различных человеческих общностей). Цель — научно-психологическое исследование оптимального функционирования человека, поиск факторов, которые способствовали бы благополучному существованию и расцвету индивидов и сообществ.

Позитивная психология возникла в конце 1990-х главным образом по инициативе американского психолога Мартина Селигмана и его коллег Дж.Вейланта, Э. Динера, М. Чиксентмихали и др., хотя идеи позитивности в психологии и психотерапии обсуждались и ранее.

Селигман и его последователи полагают, что парадигма современной психологии должна быть изменена: от негативности — к позитивности, от концепции болезни — к концепции здоровья. Объектом исследований и практики должны стать сильные стороны человека, его созидательный потенциал, здоровое функционирование отдельного человека и человеческого сообщества. Позитивная психология стремится обратить внимание психологов на то, что люди делают хорошо, понять и использовать в психологической практике адаптивные и творческие элементы психики и поведения человека, объяснить в терминах психологии, «почему несмотря на все трудности, которые окружают их во внешнем мире, большинство людей живут осмысленной жизнью, которой можно гордиться» (Sheldon, King 2001, p. 216).

Психология сейчас занимается преимущественно тем, что плохо в жизни человека и в отношениях между людьми. Она как бы «забыла» о сильных сторонах, концентрируясь на человеческих слабостях, ориентируется преимущественно на то, чего человеку «не хватает». Чрезмерное внимание уделяется таким явлениям как «болезни», «дистрессы» и т.д. В современной клинической психологии до сих пор господствует т. н. ДСМ (DSM) — 800-страничная классификация человеческих несчастий, используемая в диагностических целях. В результате, например, нам известно многое из психологии предрассудков, насилия, но мы ничего не знаем о психологии щедрости, героизма и т.д.

Согласно Селигману, современная психология по сути дела «стала виктимологией (от лат. victima — жертва)». Человек рассматривается в ней как принципиально-пассивное существо со сниженной личной ответственностью и т.н. «выученной беспомощностью», когда он утверждается в мысли, что всегда будет жертвой других людей или обстоятельств.

Усилия психологов традиционно направлены на то, чтобы повысить самооценку людей. В частности, считается, что низкая самооценка ведет к депрессии, подростковой беременности, суицидам, насилию, злоупотреблениям алкоголем и наркотиками, а повышение самооценки может оказаться лекарством от всех этих недугов. Однако, например, террористы-самоубийцы, руководители преступных организаций и дети-насильники как раз обладают высокой самооценкой.

Движение за высокую самооценку сейчас очень популярно в первую очередь в США, среди педагогов, психотерапевтов, родителей (в большой мере это результат работы психологов гуманистической ориентации, которые утверждают, что люди всегда должны себя чувствовать хорошо). Селигман с этим не согласен и считает, что самооценка выполняет функцию прибора, показывающего состояние системы человеческой психики. Вот и получается: когда у тебя все хорошо в жизни — самооценка высокая, когда возникают трудности — самооценка понижается, что, в частности, приводит к депрессии.

Депрессия сейчас активно молодеет, хотя целая индустрия развлечений работает для подрастающего поколения. Тридцать лет назад средний возраст людей, страдающих от депрессии, был 29,5, сейчас — 14,5, депрессия стала заболеванием подростков. Лекарства не всегда могут помочь в ее преодолении, и если, полагают позитивные психологии, мы и должны учить чему-то наших детей, так это реалистичному оптимизму, который основывается на личной ответственности людей и на том, что они делают хорошо.

Выделяются три основных раздела позитивной психологии:

1) субъективное ощущение счастья (позитивные эмоции — наслаждение, удовлетворение жизнью, чувство близости, конструктивные мысли о себе и своем будущем — оптимизм, уверенность в себе, наполненность энергией, «жизненной силой»);

2) высшие индивидуально-психологические человеческие качества (мудрость, любовь, духовность, честность, смелость, доброта, творчество, чувство реальности, поиски смысла, прощение и сочувствие, юмор, щедрость, альтруизм, эмпатия и т.д. (можно сказать, что позитивная психология занимается тем, что в истории гуманитарного знания называлось «добродетелями»));

3) позитивные социальные институты (демократия, здоровая семья, свободные средства массовой информации, здоровая среда на рабочем месте, здоровые локальные социальные сообщества).

Согласно позитивной психологии, человеческое счастье не является результатом «работы генов» или «работы судьбы» — человек может жить счастливо, используя присущие ему и составляющие его качественную специфику сильные качества. Только поняв и адекватно используя их, можно действительно помочь человеку достичь удовлетворения жизнью, реализовать все возможности, которые нам дарит судьба, больше реально сделать в частной жизни (например для своей семьи), в своей профессиональной деятельности, для общества (локального сообщества и человечества в целом). Высшие человеческие качества составляют также необходимый ресурс для преодоления негативных психических состояний (напр., депрессии).

В концепции «потока» (flow), введеной М. Чиксентмихали, говорится о том, что для каждого человека существует виды деятельности, позволяющие ему делать именно то, что ему хочется. Время как-бы останавливается, и человек лишь мечтает о том, чтобы эта деятельность никогда не кончалась. Когда же он делает то, что ему не хочется и у него часто все плохо получается, — тогда, можно сказать, что он находится «вне потока». Например, как горнолыжник, который вместо того, чтобы наслаждаться видом гор, думает, что вот-вот упадет, и озадачен тем, как себя вести, чтобы этого не случилось.

Рядом исследователей в позитивной психологии (Э.Динер, Д. Канеман) изучается субъективное (психологическое) благополучие (well-being).

Является ли материальное благополучие и его преумножение достаточным в психологическом смысле? Будет ли человек более счастливым, став обладателем еще бóльшего количества денег, домов и машин. Результаты исследования американского социального психолога Д. Майерса показали, что, в то время как средний доход американцев с 1960 по 1990 возрос в два раза, процент людей, которые считают себя счастливыми, значительно снизился. Хотя многие люди субъективно связывают счастье с деньгами и материальным благополучием, самые несчастливые (по психологическим критериям) американские подростки живут именно в богатых семьях.

Ранее психологи предполагали, что, если человеку удастся избавиться от негативных эмоций, их место автоматически займут позитивные. Но если у человека, например, есть работа и достаточно денег, то перестанет ли он беспокоиться по тем или иным поводам и автоматически перейдет к счастливому существованию? Для того чтобы стать оптимистом, недостаточно лишь перестать быть пессимистом.

Фундаментальные установки позитивной психологии по отношению к психологического консультированию и психотерапии заключаются в том, чтобы выявить сильные стороны человека. Давайте представим себе, вслед за Селигманом, официантку, которая пришла на психотерапевтический прием с рядом «запросов», и в конце-концов вы понимаете, что главная проблема в том, что она, по сути дела, ненавидит свою работу. Вы тщательно анализируете — в чем состоят ее сильные качества. Например, таковым является общение с другими людьми, и, допустим, она с вашей помощью сможет переопределить свою профессиональную деятельность: вместо того, чтобы думать о ней как о необходимости таскать тяжелые подносы (что собственно она и ненавидит), станет воспринимать ее как психологическую работу с целью сделать клиентов (посетителей ресторана) более счастливыми. Несомненно, она хорошо с этим справится, так как обладает для этого отличными способностями.

Как и научная психология, психотерапия до сих пор тоже работала с человеческими слабостями (и это довольно тяжело, как для клиентов, так и для психотерапевтов), но должна бы также опираться на сильные стороны человека. Если вы взаимодействуйте с людьми на основе того, что они делают хорошо, они будут рады об этом говорить — это не только техника установления контакта с клиентом, а самостоятельная терапевтическая стратегия и, можно предположить, что если человек посвятит жизнь развитию своих позитивных качеств, его недостатки и проблемы уйдут сами по себе либо приобретут для него не столь болезненную значимость.

Позитивная психология представляет собой не самостоятельный раздел современной психологии, а скорее движение, тесно связанное со всем многообразием современных психологических исследований и практик. Причем работа осуществляется сразу на нескольких уровнях: биологическом, личностном, уровне взаимодействия между людьми, институциональном, культурном и глобальном (Селигман, Чикчесмихаи, 2000). В основном в позитивной психологии проводятся эмпирические исследования и их тематика очень разнообразна. Что такое счастливое Рождество? Какие высшие человеческие качества являются позитивной альтернативой жадности? Как позитивные эмоции могут предохранить людей от депрессии и ощущения одиночества? Как влияет настроение человека на функционирование его иммунной системы? Какова специфика моделей позитивного личностного развития? Такие острые социальные проблемы как глобализация, современная экономическая и политическая жизнь также находятся в центре внимания исследователей в области позитивной психологии.

Позитивная психология в настоящее время — динамичная, бурно-развивающаяся дисциплина, в которой борются (и, одновременно дополняют друг друга) научно-психологическая и гуманистическо-психологическая тенденции.

Уже в научной психологии начала 20 в. были попытки синтеза различных направлений и подходов в сторону концепции позитивности.

Например, классический бихевиоризм, который возник как реакция на недостатки интроспективного метода Вундта и на успехи в изучении психологии животных и с самого начала утверждавший, что в человеке можно все изменить в позитивную сторону, испытал критику со стороны своих более молодых последователей в плане учета действительной сложности человеческого поведения и психики.

С точки зрения классического психоанализа человек по природе негативен (бессознательная часть человеческой психики препятствует человеку в поисках счастья — в этом плане можно утверждать, что Фрейд развивал «негативную психологию»), а неофрейдистские направления подчеркивают позитивную природу человека.

Как классический психоанализ, так и классический бихевиоризм исходили из предположения, что люди находятся под влиянием таких основополагающих мотивационных факторов как агрессия, эгоизм и стремление к простым удовольствиям — с этой точки зрения любые социальные взаимодействия у людей возможны только посредством контроля своих эмоций. Следствием таких предположений является социал-дарвинистская идея «выживания наиболее приспособленных» (сам Дарвин эти идею отнюдь не разделял!) — противоположная точка зрения нашла свое подтверждение в недавних психологических исследованиях (Buss, 2000), согласно которым социализация и умение жить в группах представляют собой адаптивные черты.

В позитивной психологии позитивные эмоции, равно как и негативные — часть человеческой природы, эволюционно обусловлены. Поэтому мы не можем полностью избавиться от негативных эмоций, просто нужно обеспечить в человеческой жизни больше места позитивным. Например, фобии с эволюционной точки зрения представляют собой психологические механизмы, позволяющие избегать потенциально-опасных ситуаций. Есть вполне преодолимые фобии, но, если, например, у вас агарофобия (боязнь открытых пространств и общественных мест) — то психотерапия может вам как-то помочь, но не сделает так, чтобы вам действительно нравилось гулять по большим супермаркетам и присутствовать на рок-концертах на открытом воздухе.

Гуманистическая психология возникла как учение, противопоставившее себя позитивизму, сциентистскому движению в психологии, как в «форме бихевиоризма», так и в «форме психоанализа». При этом гуманистическая психология испытала сильное влияние контркультуры, проявившееся в стремлении самореализоваться, не связывая себя обязательствами перед другими людьми, в вере в способность человека к самосовершенствованию, в недоверии к экономическим и политическим способам улучшения существования человека, в важности самораскрытия личности «здесь и сейчас», гедонизме, иррациональности и оккультизме.

В самом понятии «гуманистическая психология» содержится противопоставление научной психологии, отдается предпочтение личностному опыту, смысловой сфере человека, соприкосновению человека с литературой, искусством — гуманистическая психология вышла из терапевтической практики, ориентированной на личностный рост, самоактуализацию, развитие человеческого потенциала.

В гуманистической психологии имеется множество собственно позитивно-психологических моментов (взять хотя бы идею, идущую еще от древних греков и развитую позднее Ж. Ж. Руссо, что человек по своей природе добр). Гуманистическая психология как и позитивная психология, обращает внимание скорее не на патологию, а на здоровье и благополучие. Но есть и существенные различия между двумя направлениями.

Некоторые историки позитивной психологии указывают на следующую последовательность «революционных вызовов»: гуманистическая психология — вызов психоанализу и бихевиоризму, позитивная психология - вызов гуманистической в направлении большей научности.

В движении участвуют исследователи, представляющие самые разные разделы психологического знания и практики (в том числе и постмодернистской ориентации) и их объединяет позитивный взгляд на человека, его природу, развитие, деятельность, отношение к миру, себе и другим.

Итак, можно утверждать, что позитивная психология, являясь индикатором интеграционных тенденций в современной психологической науке и практике и стремясь повысить значимость и ценность психологической науки в глазах общества, появилась в контексте не только определенных историко-научных, но и конкретных историко-культурных обстоятельств.

Для дальнейшего развития позитивной психологии необходимо более глубокое определение позитивности как собственно-психологического понятия. В этом отношении существенную помощь могут оказать теоретические наработки отечественных психологов, например, культурно-историческая психология Л. С. Выготского. В частности, в этом ключе необходимо переосмыслить наследие Огюста Конта, понимая, что тот использовал «позитивность» не только как собственно-научный принцип, но и как своеобразный нравственный идеал, а также труды о «позитивном мышлении» Нормана Винсента Пила (Shapiro, 2004).

Позитивная психология все более набирает вес в современном психологическом сообществе и, несмотря на свою молодость, сейчас довольно популярна среди исследователей, практиков, преподавателей, особенно молодых.

Первая рабочая встреча по позитивной психологии состоялась в городке Акумаль (Мексика) в январе 1999. Развивается программа последипломной подготовки специалистов по позитивной психологии, выпускаются книги, развертываются разнообразные программы и Интернет-ресурсы, налаживаются рабочие контакты между исследователями во многих частях мира. Институт Гэллапа с 2002 стал местом проведения ежегодных международных конференций по позитивной психологии, в которых принимают участие до 400-500 психологов. Расширяет свою деятельность и Европейская Ассоциация Позитивной Психологии.

 

 

Наверх



<<<Политическая психология   Прикладная психолингвистика>>>


Получайте свежие статьи и новости Синтона:

Наверх страницы

Наши Партнеры